Сны литературных героев

13.01.2014

Скачать файл

Сон Татьяны и его значение в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин»

Сон героя, введенный в повествование, — излюбленный композиционный прием А. С. Пушкина. Знаменательный, «пророческий» сон видит Гринев в «Капитанской дочке». Сон, предвосхищающий будущие события, посещает и Татьяну Ларину в романе «Евгений Онегин».

Содержание сна необычно. В этом сне героиня видит «большого, взъерошенного медведя», который переводит ее через поток, а затем начинает преследовать ее в лесу. Татьяна пытается убежать от него, но на пути ее встает множество препятствий:

В бессилии Татьяна падает в снег, медведь «проворно Ее хватает и несет» в избушку, полную демонических чудовищ:

Вдруг Татьяна узнает среди них Онегина, который здесь «хозяин». Героиня наблюдает

Сон этот весьма многозначителен. Стоит отметить, что он вызывает у нас различные литературные ассоциации. Сам сюжет его — путешествие в лес, тайное подглядывание в маленькой избушке, убийство — напоминает нам пушкинскую сказку «Жених», в которой героиня выдает за свой сон происшедшие с ней события. Со сказкой перекликаются и отдельные сцены сна Татьяны. В сказке «Жених» героиня слышит в лесной избушке «крик, хохот, песни, шум и звон», видит «разгульное похмелье». Татьяна тоже слышит «лай, хохот, пенье, свист и хлоп, Людскую молвь и конский топ». Однако сходство здесь, пожалуй, этим и исчерпывается.

Сон Татьяны является «вещим». Он предвещает ей будущее замужество (видеть во" сне медведя, согласно народным верованиям, предвещает женитьбу или замужество)[1]. Кроме того, медведь во сне героини является кумом Онегина, а ее муж, генерал, действительно приходится Онегину дальним родственником.

Сон этот как будто показывает, как героиня проходит сквозь один из периодов своей жизни.

Сон этот предваряет и будущие именины в доме Лариных.

Таким образом, мы можем сделать вывод об одиночестве героини, о том, насколько чужда Татьяне окружающая ее среда. Именно об этом она писала и в письме Онегину:

Вообрази, я здесь одна,

Никто меня не понимает,

Рассудок мой изнемогает,

И молча гибнуть я должна.

В подсознании Татьяны окружающий мир предстает враждебным и агрессивным:

Копыта, хоботы кривые,

Хвосты хохлатые, клыки,

Усы, кровавы языки,

Рога и пальцы костяные,

Все указует на нее,

И все кричат: мое! мое!

Характерно, что Онегин появляется в этом сне в качестве «хозяина» демонических чудовищ, пирующих в избушке. Отразились во сне Татьяны и ее непосредственные чувства, прошлые жизненные впечатления. Ее потрясла суровая проповедь Онегина, полученная ею в ответ на признание в любви. Вероятно, она испытала сильное разочарование, в подсознании ее — обида, недоумение. Еще и поэтому она видит героя во враждебном ей мире.

Кроме того, Онегин, реакции которого совершенно непредсказуемы, пока еще для Татьяны загадка, он окружен неким романтическим ореолом. И в этом смысле он не только «чудовище», он — «чудо». Именно поэтому герой в этом сне окружен причудливыми существами.

Известно, что сон являет собой скрытое желание человека. И в этом отношении сон Татьяны знаменателен. Она видит в Онегине своего спасителя, избавителя от пошлости и серости окружающего враждебного мира.

Далее сон в символической форме снова рисует будущие события: ссору Онегина с Ленским, их поединок, исходом которого стала смерть юного поэта («…Евгений Хватает длинный нож И вмиг повержен Ленский…»).

Стоит отметить, что сон Татьяны в романе — не просто композиционная   вставка, связующая события, не просто «пророчество», не просто отражение ее тайных желаний. Функции его намного сложнее, знаменательнее. Сон Татьяны открывает нам ее внутренний мир, сущность ее натуры.

Миросозерцание Татьяны поэтично, исполнено народного духа, она обладает ярким, «мятежным» воображением, память ее хранит обычаи и предания старины. Она верит в приметы, любит слушать рассказы няни, в романе ее сопровождают фольклорные мотивы. Поэтому вполне естественно, что во сне героиня видит образы русских народных сказок: большого медведя, лес, избушку, чудовищ.

Таким образом, сон Татьяны выступает как средство ее характеристики, как композиционная вставка, как «пророчество», как отражение потаенных желаний героини и потоков ее душевной жизни, как отражение ее взглядов на мир.

Пушкин «Капитанская дочка»

Мне приснился сон, которого никогда не мог я позабыть и в котором до сих пор вижу нечто пророческое, когда соображаю с ним странные обстоятельства моей жизни. Читатель извинит меня: ибо вероятно знает по опыту, как сродно человеку предаваться суеверию, несмотря на всевозможное презрение к предрассудкам.

   Я находился в том состоянии чувств и души, когда существенность, уступая мечтаниям, сливается с ними в неясных видениях первосония. Мне казалось, буран еще свирепствовал и мы еще блуждали по снежной пустыне… Вдруг увидел я ворота и въехал на барский двор нашей усадьбы. Первою мыслию моею было опасение, чтоб батюшка не прогневался на меня за невольное возвращение под кровлю родительскую и не почел бы его умышленным ослушанием. С беспокойством я выпрыгнул из кибитки и вижу: матушка встречает меня на крыльце с видом глубокого огорчения. "Тише,— говорит она мне,— отец болен при смерти и желает с тобою проститься". Пораженный страхом, я иду за нею в спальню. Вижу, комната слабо освещена; у постели стоят люди с печальными лицами. Я тихонько подхожу к постеле; матушка приподымает полог и говорит: "Андрей Петрович, Петруша приехал; он воротился, узнав о твоей болезни; благослови его". Я стал на колени и устремил глаза мои на больного. Что ж?.. Вместо отца моего, вижу в постеле лежит мужик с черной бородою, весело на меня поглядывая. Я в недоумении оборотился к матушке, говоря ей: "Что это значит? Это не батюшка. И к какой мне стати просить благословения у мужика?" — "Всё равно, Петруша,— отвечала мне матушка,— это твой посаженый отец; поцелуй у него ручку, и пусть он тебя благословит…" Я не соглашался. Тогда мужик вскочил с постели, выхватил топор из-за спины и стал махать во все стороны. Я хотел бежать… и не мог; комната наполнилась мертвыми телами; я спотыкался о тела и скользил в кровавых лужах… Страшный мужик ласково меня кликал, говоря: "Не бойсь, подойди под мое благословение…" Ужас и недоумение овладели мною… И в эту минуту я проснулся; лошади стояли; Савельич дергал меня за руку, говоря: "Выходи, сударь: приехали".

   — Куда приехали?— спросил я, протирая глаза.

   — На постоялый двор. Господь помог, наткнулись прямо на забор. Выходи, сударь, скорее да обогрейся.

В данном произведении сон не только раскрывает эмоции и переживания Петра Андреевича Гринёва, а предсказывает грядущие события, то есть является вещим. Сон раскрывает ещё и двойственный характер Емельяна Пугачёва: с одной стороны, перед нами «страшный мужик», который убивает людей, да ещё так страшно, топором, проливая много крови, а с другой — он же «ласково кличет» и хочет благословить Петрушу, словно родной отец!

Таким образом, сон в повести становится средством раскрытия характера одного из главных персонажей исторической повести А.С. Пушкина.

К анализу эпизодов 2 главы

Во второй главе повести «Капитанская дочка» происходит первая наша встреча с Пугачевым. Петр Гринев встречается с ним, впрочем, тоже впервые. Глава называется «Вожатый». Весь сюжет текста находится в этом фрагменте в сжатом виде.

Петруша Гринев следует вместе с Савельичем к месту службы, но попадает в буран и сбивается с пути. Встретившийся им мужик (никто и не догадывается еще, что это Пугачев!) выводит путников к постоялому двору. Отсюда и название главы, в центре которой вожатый, проводник, встреча с которым сыграет судьбоносное значение в жизни дворянского сына Гринева. В награду мужик получает заячий тулупчик. Это прямой смысл главы, но идейную ее структуру определяет символический смысл.

Пугачев появляется в жизни главного героя в сложный момент, когда Петруша, только что покинувший родной дом, наделал уже массу ошибок. Так, он проиграл в первом же городе сто рублей, обидел дядьку, Савельича, из-за своего собственного упрямства попал в буран. Гринев понял, что жизнь сложнее, чем он ожидал, в ней легко потеряться. «Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь… дороги нет и мгла кругом», — сетует молодой человек. У читателя возникает ассоциации с жизненным бездорожьем, в котором придется ориентироваться оторвавшемуся от родительского гнезда дворянскому сыну. Пугачев появляется в повести как помощник ему не только в конкретной ситуации, но и в последующих жизненных перипетиях. Вспомним разговор с вожатым: «Гей, добрый человек! — закричал ему ямщик. — Скажи, не знаешь ли, где дорога?» — «Дорога-то здесь; я стою на твердой полосе, — отвечал дорожный…» Пугачев не раз еще спасет Петра Гринева из безвыходных для него ситуаций. Стоит вспомнить хотя бы публичный отказ Петруши от целования руки самозванца. «Его благородие, знать, одурел от радости. Подымите его!» — разряжает обстановку Пугачев.

Если внимательно читать главу, нельзя не обратить внимания на символический черный цвет, с которым связывается «добрый человек» Пугачев. Эта связи постоянно подчеркиваются автором: «Вдруг увидел я что-то черное. «Эй, ямщик! — закричал я, — смотри: что там такое чернеется?»». «Я взглянул на палати и увидел черную бороду и сверкающие глаза». Черный цвет не может определять хорошего человека. Ямщик, всматриваясь в буран, помнится, так говорит: «Должно быть, или волк, или человек». Вот и намечено единство двух сторон героя (волк и человек) и одновременно противопоставление доброго и злого в характере.

Во сне Гринева проявляется также двойственная природа этого человека. В этом пророческом сне Пугачев оказывается посаженым отцом Гринева. Вспомним, что свадьба Петра и Маши Мироновой стала возможной лишь из-за вмешательства Пугачева. Есть еще в главе «Вожатый» намек на свадьбу. Савельич, ругая Петрушу за нежелание вернуться на постоялый двор, проворчал: «И куда спешим? Добро бы на свадьбу!» Так ведь оно и получилось! Отец Гринева отказался благословить сына на брак с Машей, отношения молодых зашли в тупик. Получается так, что именно события, связанные с восстанием, когда вмешался самозванец и наказал Швабрина, освободив «сироту», помогают все поставить на свои места. В финале пятой главы как раз и размышляет Гринев о событиях, которые «дали вдруг душе… сильное и благородное потрясение». Это о событиях кровавых. В главе «Вожатый» они уже намечаются (волк или человек?)

Посаженный отец (Пугачев) хочет благословить Гринева в его сне, смотрит на него весело. Сверкающие, блистающие глаза самозванца наполняют душу «пиитическим ужасом» (глава «Незваный гость»). Петрушу тянет к Пугачеву. Может, виною притягательный, гипнотический взгляд такого доброго и одновременно ужасного человека, повстречавшегося на жизненном пути Гринева.

Явившийся во сне посаженный отец и весел, и очень страшен. Комната вдруг наполнилась мертвецами, когда он начал размахивать топором. Это уже тот Пугачев, который казнит Ивана Игнатьича, капитана Миронова, Василису Егоровну… это «орел», считающий, что жить — это питаться живой кровью.

Сложность, противоречивость образа Пугачева задана в главе «Вожатый», в сцене первой встречи с Петром Гриневым. Автор здесь еще и не акцентирует внимание на второй, несущей разрушительное начало, стороне героя. Пушкину нужно было показать в самозванце человека, поэтому-то первый поступок его добрый.

Главной мыслью всей повести становится мысль о том, что даже в трудную годину, в эпоху исторических катаклизмов, два человека, принадлежащих к разным сословиям по рождению, к враждующим лагерям, могут понять друг друга. И для Пугачева это понимание оказалось спасительным, потому что Гринев благодарную память о нем передаст потомкам. Закладывается эта мысль в сцене первой встречи Гринева с Пугачевым (вожатым).

По аналогии строится и сцена встречи Маши Мироновой с императрицей. Екатерина Вторая предстает в ней тоже как простой человек, как обычная придворная дама. Она не простила бы Гринева, если бы Маша подала формальное прошение.

Если бы не память о первой встрече, не простил бы Петра и Пугачев при взятии Белогорской крепости. Таким образом, Пушкин хотел показать, что взаимопонимание — великая вещь.

В общей структуре повести рассматриваемый эпизод очень важен. В нем намечаются многие сюжетные линии, обозначается неоднозначность оценки Пугачева. В этом фрагменте заложена мысль о том, что между людьми возможны человеческие нормальные отношения даже тогда, когда есть разделяющие их преграды.

Тема. Обломов и обломовщина. Причины обломовщины.

Образ жизни, для которого характерны лень, апатия, неспособность решать проблемы, пустая мечтательность определены в романе словом «обломовщина». Это понятие стало нарицательным.

Обломощина корнями уходит в родовое гнездо Ильи Ильича.  В 9 главе 1-ой части романа вскрыты причины обломовщины («Сон Обломова»).

Причины обломовщины

1. Воспитание и образование покоя происходило в условиях мертвящего покоя:

(«Ничего не нужно: жизнь, как покойная река, текла мимо их; им оставалось только сидеть на берегу этой реки и наблюдать неизбежные явления, которые по очереди, без зову, представали пред каждого из них.

«Тишина и невозмутимое спокойствие царствуют и в нравах людей в том краю. Ни грабежей, ни убийств, никаких страшных случайностей не бывало там; ни сильные страсти, ни отважные предприятия не волновали их»)

а) примитивная жизнь, отсутствие каких-либо высоких жизненных целей;

«Плохо верили обломовцы и душевным тревогам. Они никогда не смущали себя никакими туманными умственными или нравственными вопросами»

«Забота о пище была первая и главная жизненная забота в Обломовке».

б) суеверные страхи и боязнь нового.

Эпизод с получением письма — боязнь нового

«В Обломовке верили всему: и оборотням и мертвецам. Расскажут ли что копна сена разгуливала по полю – поверят; пропустит ли кто-нибудь слух, что это не баран, а что-то другое, или что Марфа или Степанида – ведьма, они будут бояться и барана и Марфы… — так сильна вера в чудесное в Обломовке»

«Смерть у них приключалась от вынесенного перед тем из дома покойника головой, а не ногами из ворот; пожар — от того, что собака выла три ночи под окном…»

2. Негативный пример родителей:

а) имение приходило в запустение;

(Никто не занимается хозяйством, управляющий ворует, подгнившая галерея стоит до тех пор, пока не обваливается, мостик настилают лишь тогда, когда крестьянин падает с него в канаву Они были скупы, никогда не тратили лишней копейки даже на свечки

«- Так что ж, что [крыльцо] шаталось? — отвечал Обломов. — Да вот не развалилось же, даром что шестнадцать лет без поправки стоит…

И он обращал глаза в другую сторону, а крыльцо, говорят, шатается и до сих пор и все еще не развалилось»)

б) бездеятельность родителей;(Отец никогда себя ничем не утруждал)

«Мальчик привык видеть, как отец день-деньской только и знает, что ходит из угла в угол, заложив руки назад, нюхает табак и сморкается, а матушка переходит от кофе к чаю, от чая к обеду»

Сам Обломов — старик тоже не без занятий. Он целое утро сидит у окна и неукоснительно  наблюдает за всем, что делается на дворе.

— Эй, Игнашка? Что несешь, дурак? — спросит он идущего по двору человека.

— Несу ножи точить в людскую, — отвечает тот, не взглянув на барина.

— Ну неси, неси; да хорошенько, смотри, наточи! Потом остановит бабу:

— Эй, баба! Баба! Куда ходила?

— В погреб, батюшка, — говорила она, останавливаясь, и, прикрыв глаза рукой, глядела на окно, — молока к столу достать.

— Ну иди, иди! — отвечал барин. — Да смотри, не пролей молоко-то.

— А ты, Захарка, постреленок, куда опять бежишь? — кричал потом. — Вот я тебе дам бегать! Уж я вижу, что ты это в третий раз бежишь. Пошел назад, в прихожую!

И Захарка шел опять дремать в прихожую. Придут ли коровы с поля, старик первый позаботится, чтоб их напоили; завидит ли из окна, что дворняжка преследует курицу, тотчас примет строгие меры против беспорядков.

в) Несерьёзное отношение к образованию родителей, а следовательно и самого Ильи. Родители оберегали Илюшу от чрезмерных занятий науками.

(«Все в доме были проникнуты убеждением, что ученье и родительская суббота никак не должны совпадать вместе, или что праздник в четверг — неодолимая преграда к ученью на всю неделю. Долго ли до греха? — говорили отец и мать. — Ученье-то не уйдет, а здоровья не купишь…»

 «Сегодня не поедешь; в четверг большой праздник: стоит ли ездить взад и вперед на три дня?», «…сегодня родительская неделя, — не до ученья: блины будем печь», «Что-то у тебя глаза несвежи сегодня. Здоров ли ты?…Посиди-ка ты эту недельку дома, а там – что Бог даст»

Старики  понимали выгоду просвещения, но только внешнюю выгоду. «Они мечтали о шитом мундире для него, воображали его советником в палате, а мать даже губернатором; но всего этого хотелось бы им достигнуть как-нибудь подешевле, с разными хитростями …. не трудом»

3. Неприспособленность к труду«Всё делалось за него Захаром и еще тремя стами захарами»…. («Захочет ли чего-нибудь Илья Ильич, ему стоит только мигнуть — уж трое-четверо слуг кидаются исполнять его желание…».

«Захар, как, бывало, нянька, натягивает ему чулки, надевает башмак, а Илюша, уже четырнадцатилетний мальчик, только и знает, что подставляет ему лёжа то ту, то другую ногу…»)

4. Пресечение  самостоятельности. Излишняя опека родителей и нянек.

(«И целый день и все дни и ночи няни наполнены были суматохой, беготней: то пыткой, то живой радостью за ребенка, то страхом, что он упадет и расшибет нос…»

«Няня! Не видишь, что ребенок выбежал на солнышко! Уведи его в холодок; напечет ему головку – будет болеть, тошно сделается, кушать не станет…»

 «Что ты, бог с тобой! Теперь гулять сыро, ножки простудишь; и страшно: в лесу теперь леший ходит, он уносит маленьких детей»

«Ему иногда … хочется броситься и переделать все самому, а тут вдруг отец и мать да три тетки в пять голосов и закричат: Зачем? Куда? А Васька, а Ванька, а Захарка на что?)

5. Ограничение детской любознательности, пытливости ума.

(«Потом мать отпускала его гулять в сад, по двору, на луг с строгим подтверждением няньке не оставлять ребёнка одного, не допускать к лошадям, к собакам, к козлу, не уходить далеко от дома, а главное, не пускать его в овраг»..

 Сказки няни – увод от действительности

 «Она нашёптывает ему о какой-то неведомой стороне, где нет ни ночей, ни холода, где всё совершаются чудеса, где текут реки меда и молока, где никто ничего круглый год не делает, а день-деньской только и знают, что гуляют всё добрые молодцы, такие, как Илья Ильич, да красавицы, что ни в сказке сказать, ни пером описать»

«Нянька или предание так искусно избегали в рассказе всего, что существует на самом деле, что воображение и ум, проникшись вымыслом, оставались уже у него в рабстве до старости. Нянька с добродушием повествовала сказку о Емеле-дурачке, эту злую и коварную сатиру на наших прадедов, а может быть, еще и на нас самих»

«Заселилось  воображение  мальчика странными призраками;  боязнь и тоска засели надолго, может быть навсегда, в душу. Он  печально озирается вокруг и все видит в жизни вред, беду, все  мечтает о  той волшебной стороне, где нет зла, хлопот, печалей, где живет Милитриса Кирбитьевна, где так хорошо кормят и одевают даром…»)

Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание». Сны и видения Раскольникова.

Герои Достоевского попадают в сложные, экстремальные жизненные ситуации, в которых обнажается их внутренняя сущность, открываются скрытые конфликты, противоречия в душе, неоднозначность и парадоксальность внутреннего мира. Для отражения психологического состояния главного героя в романе «Преступление и наказание» автор использовал разнообразные художественные приемы, среди которых немаловажную роль играют сны.

На протяжении всего романа в душе главного героя, Родиона Раскольникова, происходит конфликт, и эти внутренние противоречия обусловливают его странное состояние. Герой настолько погружен в себя, что для него грань между мечтой и реальностью, между сном и действительностью смазывается, воспаленный мозг рождает бред, и герой впадает в апатию, полусон-полубред, поэтому о некоторых снах трудно сказать, сон это или бред, игра воображения. В романе также есть четкие описания снов Раскольникова, способствующие раскрытию образа главного героя.

 Так, первый сон Раскольников видит незадолго до убийства, заснув в кустах в парке после пробы и тяжелой встречи с Мармеладовым. Этот сон тяжелый, мучительный, изматывающий и богатый символами. Раскольников-мальчик любит ходить в церковь, олицетворяющую небесное начало на земле, то есть духовность, нравственную чистоту. Однако дорога в церковь проходит мимо кабака, который мальчик не любит. Кабак это то жуткое, мирское, земное, что губит в человеке человека. У кабака происходит убийство беспомощной лошаденки толпой пьяных хулиганов. Маленький Раскольников пытается защитить несчастное животное, кричит, плачет. Видно, что по своей природе он вовсе не жесток. Беспощадность и презрение к чужой жизни, даже лошадиной, ему чужды. И возможное насилие над человеческой личностью для него омерзительно, противоестественно.

В еще более болезненном состоянии (в лихорадке) герой слышит, как Илья Петрович якобы избивает квартирную хозяйку но это скорее можно назвать слуховыми галлюцинациями или действительно бредом, если учесть повышенную температуру, нервное расстройство и общее раздраженное состояние Раскольникова.

Второй сон Раскольников видит непосредственно перед приходом Свидригайлова, героя, своеобразно олицетворяющего зло. Сон этот, как и первый, кошмарный: старуха-процентщица смеется в ответ на попытки Раскольникова убить ее. Достоевский нагнетает, сгущает краски: смех у старухи зловещий, гомон толпы за дверью явно недоброжелательный, злобный, насмешливый. Сон достоверно отражает состояние взволнованной, отчаявшейся, мятущейся души героя, особенно усилившееся после провала эксперимента над собой. Раскольников оказывается не Наполеоном, не властелином, имеющим право с легкостью переступать через чужие жизни ради достижения своей цели. Муки совести и страх разоблачения делают его жалким, и смех старухи, это смех и торжество зла над не сумевшим убить в себе совесть Раскольниковым.

Последний сон главный герой видит на каторге, уже на пути к нравственному возрождению, глядя на свою теорию другими глазами. Этот сон можно трактовать как описание конца света как результата развития теории Раскольникова. Герою «грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу… Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими». Апокалиптические мотивы Достоевский использует для того, чтобы заявить свою авторскую позицию, предупредить человечество: оно стоит на пороге глобальной катастрофы, Страшного суда, конца света, и виной этому – буржуазный Молох, культ насилия и наживы. Болезнью мира, бесноватостью считал писатель пропаганду ненависти, нетерпимости и зла во имя добра. Достоевский показал, что теория насилия, завладевшая умом Раскольникова, ведет к истреблению человеческого в человеке. «Я не старушонку, я себя убил!»,- с отчаянием восклицает главный герой. Писатель считает, убийство одного человека ведет к самоубийству человечества, к господству злых сил на земле, к хаосу и к смерти.

Видел ли автор пути, ведущие к оздоровлению общества, к смягчению нравов, к терпимости и милосердию? Безусловно. Залогом возрождения России он считал обращение к идее Христа.

Накануне убийства старухи Раскольникову является видение.

 «Ему все грезилось, и все странные такие были грезы: всего чаще представлялось ему, что он где-то в Африке, в Египте, в каком-то оазисе. Караван отдыхает, смирно лежат верблюды; кругом пальмы растут целым кругом; все обедают. Он же все пьет воду, прямо из ручья, которую тут же, у бока, течет и журчит. И прохладно так, и чудесная такая голубая вода, холодная, бежит по разноцветным камням и по такому чистому с золотистыми блесками песку…» Эти «видения» позволяют предположить, что Достоевскому была близка мифологическая утопия «Островов блаженных», где люди живут в полной изоляции от всего мира, не имея государства и законов, угнетающих человека.

В бреду ему предстает пустыня и в ней оазис с голубой водой. Используется традиционная символика цвета: голубой — цвет чистоты и надежды, возвышающий человека Раскольников хочет напиться, значит, для него еще не все потеряно, есть возможность отказаться от эксперимента над собой.

Духовное возрождение человека через сострадательную любовь и деятельность, улучшение общества через проповедь нравственности и всеединства – такова философская концепция Достоевского.

 


[1] Лотман Ю. М. Роман «Евгений Онегин». Комментарий. — I! кн: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. Евгений Онегин. СПб., 1994. С. 395.