Тема Родины в лирике русских поэтов

28.04.2014

Скачать файл

А.А. Блок «Россия»
Образ Родины А.А. Блок раскрывает в стихотворении «Россия» через любовь к женщине:
Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые —
Как слезы первые любви!

Россия, её просторы — «дорожная даль», «расхлябанные колеи», «река», «лес, да поле» — сливаются воедино с образом возлюбленной, которая имеет «разбойную красу» и одновременно «прекрасные черты». Кажется, что Россия — это и есть непредсказуемая, прекрасная и нищая дева, которую поэт может постичь, обратившись к образу женщины и сопоставив её с любимой Родиной. Практически каждое четверостишие начинается с описания страны, ее красот, а заканчивается обращением к образу возлюблённой:
А ты всё та же — лес, да поле,
Да плот узорный до бровей…
Дорога долгая легка,
Когда блеснёт в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка…

Россия манит Блока, завораживает своей красотой, обаянием, хотя «избы серые» говорят о бедственном положении большинства населения страны. Стихотворение «Россия» Александр Блок пишет, опираясь на традицию изображения образа Родины в русской классической литературе. Так, Н.В. Гоголь в своей поэме «Мёртвые души» в конце первого тома в одном из лирических отступлений выводит образ Руси как «птицы-тройки». Так же и у Блока:
Опять, как в годы золотые,
Три стёртых треплются шлеи,
И вязнут спицы росписные
В расхлябанные колеи…

Подобно поэтическим произведениям Н.А. Некрасова, здесь «дорога долгая легка» под звуки «глухой песни ямщика». Блоковское стихотворение написано четырёхстопным ямбом, который придает всему поэтическому произведению особый ритм, мелодию. Здесь поэтом используются ярких эпитетов («годы золотые», «спицы росписные», «расхлябанные колеи», «нищая Россия», «песни ветровые», «разбойную красу», «в дали дорожной»); метафоры («треплются шлеи», «вязнут спицы», «плат узорный до бровей»); олицетворения («одной слезой река шумней», «блеснет … мгновенный взор», «звенит …песня»). Все художественно-выразительные средства помогают создать глубокий, емкий, красочный образ России.

Цикл «На поле Куликовом» (1919). Родина для А. Блока понятие многогранное. В цикле «На поле Куликовом» поэт пишет об историческом прошлом Руси. Еще в 1908 году А. Блок писал К.С. Станиславскому: «В таком виде стоит передо мной моя тема, тема о России… Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. Все ярче сознаю, что это — первейший вопрос, самый жизненный, самый реальный… Недаром, может быть, только внешне наивно, внешне бессвязно произношу я имя: Россия. Ведь здесь — жизнь или смерть, счастье или погибель». 
Цикл «На поле Куликовом» состоит из пяти стихотворений. В примечании к циклу Блок писал: «Куликовская битва принадлежит… к символическим событиям русской истории. Таким событиям суждено возвращение. Разгадка их еще впереди». 
Лирический герой цикла ощущает себя современником двух эпох. Первое стихотворение цикла играет роль пролога и вводит тему России: О Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь!.. На необозримых просторах Руси идет «вечный бой», «летит, летит степная кобылица». 
В третьем стихотворении появляется символический образ Богородицы как воплощение светлого, чистого идеала, который помогает выстоять в годину тяжелых испытаний: И когда, наутро, тучей черной Двинулась орда, Был в щите Твой лик нерукотворный Светел навсегда. 
Заключительное стихотворение цикла окончательно проясняет его общий замысел: поэт обращается к прошлому для того, чтобы найти соответствия настоящему. По мнению Блока, время «возвращения» наступает, грядут решающие события, которые по своему накалу, размаху не уступают Куликовской битве. Цикл завершается строками, написанными классическим четырехстопным ямбом, в которых выражена устремленность лири­ческого героя в будущее: Не может сердце жить покоем, Недаром тучи собрались. Доспех тяжел, как перед боем. Теперь твой час настал. — Молись!

Тема России в лирике Александра Блока

Приюти ты в далях необъятных,
Как и жить и плакать без тебя…

По словам Блока, теме Родины он посвятил жизнь. Поэт утверждал, что абсолютно все его стихотворения – о Родине. Стихи цикла «Родина» подтверждают это высказывание автора. В третьем томе лирических стихотворений Блока цикл «Родина» ярко свидетельствует о величине и глубине поэтического дарования его создателя. Этот цикл принадлежит к позднему этапу творчества Блока.

I.  Связь блоковского образа России с традициями русской классической литературы.

II. Своеобразие блоковского видения России.
1. Колдовская, необычайная Русь в раннем творчестве. («Русь» 1906 г.) 
Русь, опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями
И мутным взором колдуна.

2. Ассоциация родины с женщиной (невестой, женой, возлюбленной):
а) по-женски трагическая судьба России («На железной дороге»)
б) нищая Россия и её разбойничья краса в стихотворении «Россия»;
в) образ «светлой жены» в цикле «На поле Куликовом».

3. Мотив пути, осмысление судьбы России в цикле «На поле Куликовом»:
а) связь времён, величие России в исторических событиях;
б) прошлое взывает к будущему, устремлённость к будущему – страшным годам;
в) слитность лирического героя с судьбой России.

Трагическая история страны, ее народа – это крестный путь, который она должна пройти, чтобы достичь истинного величия.

5. Восторг и отчаяние, ожидание фатальных катаклизмов и «поэтизация гибели» («Два века», поэма «Возмездие»; Россия – спящая красавица)

6. Образ Христа в осмыслении темы. («Я не предал белое знамя», «Родина», «На поле Куликовом»)

7. Боль за Россию, безмерная к ней любовь. Желание быть с ней в самые страшные годы. («Осенняя воля», «Коршун», «Земное сердце стынет вновь…»)
Идут века, шумит война,
Встает мятеж, горят деревни.
А ты все та ж, моя страна,
В красе заплаканной и древней. —
Доколе матери тужить?
Доколе коршуну кружить?

8. Россия – сфинкс, с, варварски-гордой и нежной душой. Призыв к миру. «Скифы»

III. Восторг и отчаяние, безмерная боль и любовь, роковые предсказания и вера в Россию.
Как и большинство поэтов Серебряного века, Блок был озабочен историческим будущим страны, в его стихах звучат сомнения и тревога. В то же время поэт наполняет свои произведения большой любовью к Родине. Он верит в талантливость и духовную силу народа, верит, что Россия пройдет через очистительный огонь катастроф и выйдет из них невредимой и обновленной:
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты.

И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка.

 

Есенин «Гой ты, Русь, моя родная…» (1914)
Поэт ввел в стихотво¬рение библейские образы: хаты, кроткий Спас, рать святая, рай. Лирический герой сопоставляется поэтом с богомольцем. При¬рода воспринимается поэтом как божественный храм. Бог, дере¬венский пейзаж и родина сливаются, образуя единую картину мира. «Голубая Русь» является для лирического героя лучшим местом мира: Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою». 
В стихотворении используются глаголы в форме будущего времени или условного наклонения: лирический герой только собирается отправиться в путь для того, чтобы познать беско¬нечные просторы родной земли. Используемые Есениным худо¬жественно-выразительные средства, прежде всего олицетворе¬ния, создают живой образ мира, раскинувшегося между небом и землей. В стихотворении употребляются аллитерации (повторя¬ются свистящие согласные звуки), которые создают выразитель¬ный звукописный образ разъедающей до слез сини бескрайних русских просторов: Не видать конца и края — Только синь сосет глаза. Стихотворение написано четырехстопным хореем. Есенин¬ский хорей романсово протяжен, богат пиррихиями, которые придают напевность, лирическую плавность, задушевность все¬му произведению.

С. Есенин  «Запели тесаные дроги»
Запели тёсаные дроги,
Бегут равнины и кусты.
Опять часовни на дороге
И поминальные кресты.

Опять я тёплой грустью болен
От овсяного ветерка,
И на извёстку колоколен
Невольно крестится рука.

О Русь, малиновое поле
И синь, упавшая в реку,
Люблю до радости и боли
Твою озёрную тоску.

Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить —
Я научиться не могу.

И не отдам я эти цепи,
И не расстанусь с долгим сном,
Когда звенят родные степи
Молитвословным ковылём.
<1916>

В стихотворении «Запели тесаные дроги» проявился типичный для С.А. Есенина прием: развитие патриотической темы через пейзажную зарисовку, обращение к родине через любование ее богатейшей природой. В основе данного произведения лежит традиционный для русской классической поэзии путевой сюжет, где тема дороги связана с темой исторического пути России. Отсюда столь динамичное начало, воплощающее семантику движения:
Запели тесаные дроги,
Бегут равнины и кусты.

Дроги — простая повозка без кузова для езды в поле.
Часовни и колокольни — неотъемлемая часть типичного русского пейзажа, а вот определение «молитвословный» ковыль, несомненно, выступает средством создания возвышенного поэтического стиля. С.А. Есенин подчеркивает, что христианство для русского народа даже не столько философские убеждения, сколько традиционный уклад жизни, воспринимающийся как естественный, привычный, а потому «И на известку колоколен Невольно крестится рука».
В стихотворении необычайно много слов с семантикой настроения: «теплая грусть», «люблю до радости и боли», «озерная тоска», «холодная скорбь». Они призваны передать глубину патриотического чувства лирического героя, подчеркнуть эмоциональную насыщенность его переживаний.
Оксюморонно окрашенные душевные порывы («теплая грусть», «люблю до радости и боли») эффектно оттеняют сопряжения других контрастных образов в стихотворении. Часовни и кресты, например, напоминают о том, что душа человека возносится на небо, а тело уходит в землю. Примечателен также пейзаж в третьей строфе, построенный на цветовом контрасте: «малиновое поле И синь, упавшая в реку». Синь — одновременно и небо, отраженное в воде, и цвет чистой воды в реке. А эпитет «малиновое» к слову «поле» не столько отражает пышное и цветастое разнотравье родных полей, сколько призвано подчеркнуть возвышенное отношение к родине, на древний манер названной Русью, а не Россией, придать стихотворному повествованию большую значимость и торжественность. Малиновый цвет привносит праздничный оттенок. Известно, что он широко использовался в нарядном народном костюме. Синий и малиновый — яркое, благородное цветовое сочетание, как нельзя более удачно соответствующее образу величавой отчизны.
В четвертой строфе стихотворения «Запели тесаные дроги» иносказательно выражена тревога о дальнейшей судьбе России:
Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.

В 1916 году, когда было создано это стихотворение, в стране уже ощущался натиск назревших социальных противоречий, ветер предстоящих исторических перемен, но, тревожась неведением, поэт все-таки вверяет свою судьбу судьбе отчизны.
Но не любить тебя, не верить —
Я научиться не могу,
—- восклицает он.
Все стихотворение пронизано ощущением раздолья, широты горизонтов бескрайних родных степей и полей. Словно последний аккорд, представлен в стихотворении финальный звуковой образ: «звенят родные степи Молитвословным ковылем». «Звон» — характерный звуковой образ для Есенинской поэтики. В его лирике звенеть может буквально все: ветер, ивы, березы, тополя. Причем во многих стихотворениях с темой звона связаны изобразительно-выразительные средства языка религиозной тематики. Не есть ли в этих образах своеобразная отсылка к церковному колокольному звону, приглашающему на службу всех христиан и воплощающему в конечном итоге идею соборности, духовного единения?

Сергей Есенин «Спит ковыль. Равнина дорогая…»
«Спит ковыль. Равнина дорогая…» (1925). В стихотворении поэт размышляет о родине, ее судьбе. Лирический герой знает только одну родину и считает себя «поэтом золотой бревенчатой избы» И теперь, когда вот новым светом И моей коснулась жизнь судьбы, Все равно остался я поэтом Золотой бревенчатой избы. 
Стихотворение философично: лирический герой размышляет о бренности земного бытия. Стихотворение наполнено трагиче¬ским пафосом.

Как и В.В. Маяковский, и А.А. Блок, С.А. Есенин встретил революцию с восторженным воодушевлением.
Мать моя — родина,
Я — большевик,

—    восклицает он в произведении «Иорданская голубица». Однако не все перемены в общественной жизни пришлись поэту по праву.
В стихотворении «Спит ковыль. Равнина дорогая…» заключена скрытая полемика с теми, кто за порывами безудержного стремления к новаторству забывает о корнях, об истоках, о традициях. С.А. Есенин осторожно относился к новомодным переменам. Он не пытался выпячивать противоречия в своих взглядах, но и замалчивать их не мог и не хотел. Стихотворение открывается картиной мирно спящей природы:
Спит ковыль. Равнина дорогая,
И свинцовой тяжести полынь.

В нем противопоставлен свет луны (как символ традиционалистского начала) и новый свет (символ новой эпохи). В стихотворении возникает образ раздольного степного пейзажа. Горькая степная трава полынь — образ, навевающий тоску. Журавли символизируют разлуку. Эпитет «золотой» по отношению к избе подчеркивает значимость для поэта деревенского жизненного уклада. «Свинцовый» же в выражении «свинцовой свежести полынь», наоборот, выступает в этом стихотворении только как цветовой эпитет.
Во второй строфе лирический герой размышляет о мучительном поиске смысла существования, о стремлении души каждого русского человека вернуться домой:
Знать, у всех у нас такая участь,
И, пожалуй, всякого спроси —
Радуясь, свирепствуя и мучась,
Хорошо живется на Руси?

С глубокой искренностью лирический герой размышляет о жизни, в которой каждый человек должен занимать предназначенное судьбой место. Для русского крестьянина таким местом исконно являлась изба — воплощение традиционного размеренного уклада жизни, ориентированного на согласие с природой и миром.
Яркая, запоминающаяся фраза «Все равно остался я поэтом золотой бревенчатой избы»- итог жизненных исканий поэта.

«Я последний поэт деревни», — пишет С.А. Есенин в одноименном стихотворении. И в этом категоричном заявлении звучит глубокое осознание важности своей социальной миссии как своеобразного долга перед земляками. 
Патриархальная деревня есенинского детства противопоставлена в них уверенным и неизбежным шагам слепого технического прогресса. В стихотворении «Я последний поэт деревни…» это сделано более конкретно:
На тропу голубого поля 
Скоро выйдет железный гость.
В произведении «Спит ковыль. Равнина дорогая…» заявление о том, что прогресс несет в себе не только созидательное, но и негативное, разрушительное начало сформулировано более абстрактно, оно граничит с недосказанностью:
По ночам, прижавшись к изголовью,
Вижу я, как сильного врага,
Как чужая юность брызжет новыо 
На мои поляны и луга.

Нет столь обычного для ранних есенинских произведений сладостного любования красотами родной земли. Вернее, любование это становится лишь увертюрой для предстоящего проблемного взгляда на современную поэту деревню. 
Дайте мне на родине любимой,
Все любя, спокойно умереть.

Сколько безысходности и душевной боли в этом невольно выплеснувшемся горьком возгласе!

М.Ю. Лермонтов«Родина» (1841).

По своему содержанию стихотворение рез­ко контрастирует с другим лирическим произведением поэта «Прощай, немытая Россия». В «Родине» выражена тонкая, чистая любовь к России народной. Композиционно в произведении можно выделить две части: в первой части поэт с присущей ему экспрессивностью, страстностью отвергает все формы казенного патриотизма, его не прельщает

Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья 
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Поэт признается в искренней любви к истинной родине: 
Люблю отчизну я, 
Но странною любовью,
 Не победит ее рассудок мой… 

Лирический герой видит в России и долготерпенье русского народа, и величавую неподвижность, и патриархальность. 
Со слов «Но я люблю, за что, не знаю сам…» начинается вторая часть стихотворения, в которой сначала изображается широкая панорама всей России, затем вместе с лирическим героем движемся по ее дорогам. Взгляд поэта останавливается на все более конкретных деталях, он видит 
Избу, покрытую соломой, 
С резными ставнями окно… 
Поэт как бы вбирает все то, что дорого обычному крестьянину, простому русскому человеку. 
История создания. Стихотворение «Родина» в автографе имеет дату 13 марта 1841 года и называется «Отчизна». Показательно, что написанное на Кавказе стихотворение рисует пейзажи среднерусской полосы. Известно, что незадолго до создания этого произведения Лермонтов на короткий срок приезжал из действующей армии в Петербург. Его впечатления от путешествия через Россию и легли в основу стихотворения.
Жанр и композиция. В стихотворении «Родина» преобладают реалистические тенденции, которым соответствуют принципы изображения. Стиль лишен патетики, но в соответствии с художественной идеей он неоднороден. Стихотворение можно условно разделить на две неравные части:
1-я часть — полемическая, она составляет начальные шесть строк стихотворения; 2-я часть — элегия, в которой выражены патриотические чувства поэта как глубоко личные. 1-я часть представляет общий тезис, особенностью которого является то, что он дается не в виде утверждения, а как отрицание всего того, что не может для автора быть объяснением его любви к родине. Он трижды дает отрицание того, что могло для других стать таким объяснением.
 Вся вторая часть стихотворения и есть это объяснение, но оно особое. Это не система доказательств, не подбор соответствующих доводов, а эмоциональная, пропитанная авторским лиризмом картина родной страны. Здесь преобладает описание, а не рассуждение, причем композиция этого описания тоже весьма необычна. Взгляд автора идет от общего плана, чему соответствует как бы «взгляд сверху», при котором возможно обозревать «ее степей холодное молчанье, / Ее лесов безбрежных колыханье, / Разливы рек ее, подобные морям». Затем точка зрения смещается: вместе с лирическим героем взгляд «спускается на землю», и тогда появляются «проселочный путь», встреченные по дороге «дрожащие огни печальных деревень», увиденная им «на холме средь желтой нивы» «чета белеющих берез». Затем движение взгляда как будто останавливается, сосредоточиваясь на деталях той картины, которая окружает поэта: «полное гумно», крестьянская изба, «с резными ставнями окно». А в конце лирический герой перестает быть только наблюдателем и сам становится участником того, что происходит в глубинах жизни родной страны:
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов 
На пляску с топаньем и свистом 
Под говор пьяных мужичков.

Так уже композиционная организация стихотворения показывает, насколько необычны были идеи, заложенные в нем.

Лермонтов «Прощай, немытая Россия» (1841)
В стихотворении выражено презрение к России официальной, к народу, терпящему тиранию и превратившемуся в нацию рабов: 
Прощай, немытая Россия,
 Страна рабов, страна господ, 
И вы, мундиры голубые, 
И ты, им преданный народ. 

Лирический герой мечтает покинуть «страну рабов, страну господ», скрыться от постоянного преследования властей: 
Быть может, за стеной Кавказа 
Сокроюсь от твоих пашей, 
От их всевидящего глаза, 
От их всеслышащих ушей. 

По мнению С. Наровчатова: «Эти стихи — эпитафия всей николаевской России».

Любовь Лермонтова к Родине иррациональна, это “странная любовь”, как признается сам поэт (“Родина”). Ее нельзя объяснить рассудком.
Но я люблю — за что не знаю сам?
Ее степей холодное молчанье
Ее лесов безбрежных колыханье.
Разливы рек ее подобные морям…

Позже о похожем своем чувстве к Отчизне почти афористично скажет Ф. И. Тютчев:
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить…
У ней особенная стать:
В Россию можно только верить

В чувстве Некрасова к Родине заключены боль от сознания ее убожества и в то же время глубокая надежда и вера в ее будущее. Так, в поэме “Кому на Руси жить хорошо” есть строки:
Ты и убогая, 
Ты и обильная,
Ты и могучая,
Ты и бессильная,
 Матушка-Русь!

А есть и такие:
В минуту унынья, о родина-мать!
Я мыслью вперед улетаю .
Еще суждено тебе много страдать,
Но ты не погибнешь, я знаю.

Сходное чувство любви, граничащее с болью, обнаруживает и А. А. Блок в стихах, посвященных России:
Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?  
Царь, да Сибирь, да Ермак, да тюрьма!  
Эх, не пора ль разлучиться, раскаяться…  
Вольному сердцу на что твоя тьма