Анализ лирического текста. Часть 5

13.01.2014

Скачать файл

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТИХОТВОРНОГО РАЗМЕРА

 (Как использование данного размера раскрывает поэтический замысел)

Определение стихотворного размера (хорей, ямб, дактиль, амфибрахий, анапест), которым написано данное лирическое произведение, подчинено определенной задаче: объяснению связи между ритмикой стиха и особенностями авторского замысла. Анализ стихотворных особенностей поэтической речи — это постижение ее темповой и ритмической организации, что очень важно; для лирического произведения, так как темпоритм создает определенное настроение и эмоциональное состояние. Например, четырехстопный хорей в стихотворении А.К. Толстого «Коль любить, так без рассудку…» создает бодрый, жизнерадо­стный настрой, ритм соответствует веселому, озорному, радостному настроению стихотворения.

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Молитва» написано четырехстопным ямбом, что делает поэтическое произведение стройным, четким, динамичным, как сама христианская молитва. Сочетание трехстопного и четырехстопного анапеста в стихо­творении Н.А. Некрасова «Размышления у парадного подъезда» создает тяжелый, унылый, медленный ритм, с помощью которого и изображается проблематика и идейная особенность произведения. Каждый стихотворный размер обладает определенной эмоциональной содержательностью.

В силу концентрированности поэтического смысла лирика тяготеет к ритмической организации, стихотворному воплоще­нию, так как слово в стихе более нагружено эмоциональным смыслом, нежели в прозе: «Поэзия, по сравнению с прозой, обладает повышенной емкостью всех составляющих ее элементов… Само движение слов в стихе, их взаимодействие и сопоставление в условиях ритма и рифм, отчетливое выявление звуковой стороны речи, даваемое стихотворной формой, взаимо­отношения ритмического и синтаксического строения и т.п. — все это таит в себе неисчерпаемые смысловые возможности, ко­торых проза, в сущности, лишена… Многие прекрасные стихи, если их переложить прозой, окажутся почти ничего не значащими, ибо их смысл создается главным образом самим взаимодействием стихотворной формы со словами». (Литературный энциклопедический словарь. М., 1987)

В общем виде содержа­тельность стихотворных размеров можно обозначить следую­щим образом: двухстопные и четырехстопные ямбы и особенно хореи создают бодрый, веселый ритм, выражают радостное, светлое чувство («Чародейкою Зимою…», «Зима недаром злится…», «Люблю грозу в начале мая…» Ф.И. Тютчева).

Длинные пятистопные и шестистопные ямбические строки передают про­цесс размышления, интонация спокойная, размеренная («Дума», «Как часто пестрою толпою окружен» М.Ю. Лермонтова).

Применение трехсложных размеров связано с тяжелым, четким ритмом: такое стихотворение выражает сложные переживания лирического героя, его уныние, пессимизм («Тучи», «И скучно, грустно…» М.Ю. Лермонтова).

Применение тонической систем стихосложения создает свободный, легкий ритм, энергичную интонацию, повышенное настроение (стихотворения В.В. Маяковского).

 Наличие спондеев и отсутствие пиррихиев делает стихо­творную строку более тяжелой, и, наоборот, большое количество пиррихиев способствует возникновению свободной интонации, приближенной к разговорной, придает стиху легкость и благозвучность. Дольник, как правило, делает ритм нервным, рваным, выражает неровное, тревожное настроение («Девушка пела в церковном хоре…» А.А. Блока, «Никто ничего не отнял…» МИ. Цветаевой).

Понятно, что данные соответствия ритма стихотворения и его поэтического смысла существуют только как тенденция и могут совсем не проявляться, все зависит от индивидуальных ритмических особенностей конкретного лирического произведения.

Системы стихосложения.

Силлабическая — система стихосложения, в которой ритмичность создается повторением стихов с одинаковым количеством слогов, а расположение ударных и безударных слогов не упорядочено; обязательна рифма.

С одной страны гром,

С другой страны гром,

Смутно в воздухе!

Ужасно в ухе!

Набегли тучи

Воду несучи

Небо закрыли,

В страх помутили!

(В. К. Тредиаковский)

Тоническая — система стихосложения, ритмика которой организуется повторением ударных слогов; число же безударных слогов между ударениями варьируется свободно.

Вьется

улица-змея.

Дома

вдоль змей.

Улица —

моя.

Дома —

мои.

(В. В. Маяковский)

Силлаботоническая — система стихосложения, в основе которой лежит выравненность числа слогов, количества и места ударений в стихотворных строках.

Ты хочешь знать, что видел я

На воле? — Пышные поля,

Холмы, покрытые венцом

Дерев, разросшихся кругом,

Шумящих свежею толпой,

Как братья, в пляске круговой.

{М.Ю. Лермонтов)

Хорей — двусложная стопа с ударением на первом слоге  в силлаботонической системе стихосложения.

Терек воет, дик и злобен,

Меж утесистых громад,

Буре плач его подобен,

Слезы брызгами летят.     (М.Ю. Лермонтов)

Ямб — двусложная стопа с ударением на втором слоге в силлаботонической системе стихосложения.

Одним толчком согнать ладью живую

С наглаженных отливами песков,

Одной волной подняться в жизнь иную,

Учуять ветр с цветущих берегов… (А.А. Фет)

Дактиль — трехсложная стопа с ударением на первом слоге в силлаботонической системе стихосложения.

Кто бы ни звал — не хочу

На суетливую нежность

Я променять безнадежность

И, замыкаясь, молчу.       (А.А. Блок)

 

Амфибрахий — трехсложная стопа с ударением на втором слоге в силлаботонической системе стихосложения.

Не ветер бушует над бором,

Не с гор побежали ручьи —

Мороз-воевода дозором

Обходит владенья свои.    (Н.А. Некрасов)

Анапест — трехсложная стопа с ударением на третьем слоге в силлабо-тонической системе стихосложения.

Пропаду от тоски я и лени,

Одинокая жизнь не мила,

Сердце ноет, слабеют колени,

В каждый гвоздик душистой сирени,

Распевая, вползает пчела.

(А.А.Фет)

Дольник — переходная форма стиха от силлаботонической системы к тонической. Некоторые литературоведы считают дольник разновидностью тонического стиха. В стихотворной строке дольника число безударных слогов, разделяющих метри­ческие ударения, колеблется, но в основном: в пределах одного-двух слогов.

Девушка пела в церковном хоре.

О всех усталых в чужом краю,

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех забывших радость свою.    (А.А. Блок)

Спондей — стопа из двух ударных слогов, возникающая в двусложных размерах силлабо-тонической системы стихосложения (преимущественно в ямбах) как следствие логического уда­рения на слабом слоге. Утяжеляя стопу, спондей ставит идейно значимое слово в сильную позицию.

Власть, времени сильней, затаена

В рядах страниц, на полках библиотек:

Пылая факелом во мгле, она

Порой язвит, как ядовитый дротик. (В.Я. Брюсов)

Пиррихий — стопа из двух безударных слогов, возникающая в двусложных размерах силлаботоническои системы стихосложения, появляющаяся вследствие пропуска метрического ударения.

Царей и царств земных отрада,

Возлюбленная тишина,

Блаженство сел, градов ограда,

Коль ты полезна и красна!   (М.В. Ломоносов)

Рифма — (греч. rhythmos — соразмерность, ритм, согласованность) звуковой повтор в двух и более стихотворных строках, преимущественно на конце. Рифма всегда подчеркивает ритм, членение речи на стихи.

(Разновидности рифмы см. в словарике)

Виды рифмовки:

Ø  Перекрестная (абаб)

Ø  Парная (аабб)

Ø  Опоясывающая (кольцевая) (абба)

 

Особенности строфики поэтического текста

Строфа — (греч. strophe — круг, оборот) группа из опреде­ленного числа стихов (стихотворных строк), повторяющаяся в произведении, объединенная общей рифмовкой и представляю­щая собой ритмико-синтаксическое целое, резко отделенное от смежных стихосочетаний большой паузой.

Дистих (двустишие) — самостоятельное двустишие, выра­жающее законченную мысль.

Добрые люди, спокойно вы жили,

Милую дочь свою нежно любили. 

                     (Н.А. Некрасов)

Терцина — строфа, состоящая из трехстиший, связанных це­пью переходящих рифм. Со средней строкой последнего трех­стишия рифмуется дополнительная заключительная строка.

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу!

           (Дайте «Божественная комедия»)

Катрен — четверостишие, строфа из четырех строк; самая распространенная строфа русской поэзии.

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

(Ф.И. Тютчев)

Пятистишиестрофа из пяти стихотворных строк, кото­рые рифмуются так: абааб, аббба, аабба

В последний раз твой образ милый

Дерзаю мысленно ласкать,

Будить мечту сердечной силой 

И с негой робкой и унылой

Твою любовь воспоминать.

(А. С. Пушкин)

Секстина — строфа, состоящая из шести стихотворных строк с рифмовкой аабссд или абабсс.

Сижу задумчив и один,

На потухающий камин

Сквозь слез гляжу…

С тоскою мыслю о былом

И слов в унынии моем

Не нахожу.      (Ф.И.Тютчев)

Селтстиише — строфа, состоящая из семи стихотворных строк; практически не используется русскими поэтами.

Бобэоби пелись губы,

Вээоми пелись взоры,

Пиээо пелись брови,

Лиэээй пелся облик, .

Гзи-гзи-гээо пелась цепь.

Так на холсте каких-то соответствий

 Вне протяжения жило лицо.

(В. Хлебников)

Октава — строфа из восьми стихотворных строк с рифмов­кой абабабсс; обязательным является чередование мужских и женских окончаний.

Обол — Харону: сразу дань плачу

Врагам моим. — В отваге безрассудной

Писать роман октавами хочу.

От стройности, от музыки их чудной

Я без ума; поэму заключу

В стесненные границы меры трудной.

Попробуем, — хоть вольный наш язык

К тройным цепям октавы не привык. (Д.С. Мережковский)

Нона — строфа, состоящая из девяти стихотворных строк, представляющая собой октаву с наращенной строкой перед за­ключительным двустишием; применяется крайне редко.

Пришел и сел. Рукой задвинул

Лица пылающего книгу.

И месяц плачущему сыну

Дает вечерних звезд ковригу.

«Мне много ль надо? Коврига хлеба

И капля молока

Да это небо,

Да эти облака!»

(В. Хлебников)

Десятистишие — строфа, состоящая из десяти стихотвор­ных строк.

Классические оды XVIII века.

Сонет — вид сложной строфы; стихотворение, состоящее из 14 строк, разделенных на два четверостишия (катрена) и два трехстишия (терцины); в четверостишиях повторяются только две рифмы, в трехстишиях – две или три.

 

Возможные варианты написания данной части

1. В стихотворении А.С. Пушкина «Я вас любил…» поражает читателя простота организации художественной речи: не используются практически художественно-выразительные средства (нет сравнений, ярких метафор). Поэт только называет то, о чем пишет:

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас Ничем.   

Особую роль в стихотворении приобретают эпитеты («любил безмолвно, безнадежно», «любил так искренно, так нежно»). Спокойную, умиротворенную интонацию раздумья создает использование пятистопного ямба и частых пиррихиев.

2. Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива…» по форме представляет собой одно сложноподчиненное предложение с несколькими придаточными. В первых трех четверостишиях стихотворения описывается трепетный момент очищения души лирического героя. Тревоги, волнения уходят, «когда волнуется желтеющая нива и свежий, лес шумит при звуке ветерка», «когда… ландыш серебристый приветливо качает головой», «когда студеный ключ играет по оврагу». Ли­рический герой внутренне спокоен, когда находится на лоне природы, наслаждается ее красотой и чувствует себя частью Вселенной. Только такая сопричастность с природным миром позволяет «счастье… постигнуть на земле», а в небесах увидеть Бога. Лирическое стихотворение богато художественно-выразительными средствами, изображающими сущность на­стоящей красоты. Поэтические эпитеты создают атмосферу та­кой таинственности: «под тенью сладостной», «румяным вечером», «в какой-то смутный сон», «таинственную сагу». Художественные олицетворения позволяют сделать описывае­мую картину яркой, зримой, живой: «волнуется желтеющая нива», «свежий лес шумит при звуке ветерка», «прячется в саду малиновая слива», «ландыш серебристый приветливо качает головой», «студеный ключ… лепечет… таинственную сагу про ирный край, откуда мчится он». Природа как бы играет с лирическим героем, открывая ему свои неведомые грани. Лермонтовское стихотворение наполнено ощущением покоя, безмятежного счастья, которое разлито в природе. И только осознав это в полной мере" — пережив, прочувствовав, лирический герой говорит:

Тогда смиряется души моей тревога,

Тогда расходятся морщины на челе,-

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу Бога…

3. Для поэтики стихотворения М.Ю. Лермонтова «Я не унижусь пред тобою…» характерна риторичность: использование Художественно-выразительных средств, синтаксических фигур, фонетических приемов: риторических вопросов и восклицаний, антитез, анафор. Например, в следующей строке используется анафора:

И так пожертвовал я годы…

И так я слишком долго видел.

«Тяжелая» лермонтовская фраза создается благодаря ynoтреблению четырехстопного ямба, дополненного ритмическими ударениями в середине строки:

Чтобы твою младую руку —

Безумец — лишний раз пожать…

Данные художественные приемы придают всему синтаксису особое напряжение, которое отражает душевное состояние лири­ческого героя, далекого от спокойствия и умиротворенности Для лексического строя стихотворения важно использование слов, несущих яркую эмоциональную, экспрессивную окраску («я не унижусь», «возненавидел», «пожертвовал»). Такая лексика в целом характерна для романтического стиля Лермонтова. Ха­рактеризуя сложный внутренний мир лирического героя, поэт употребляет гиперболы:

Я дал бы миру дар чудесный,

А мне за то бессмертье он…

Я был готов на смерть и муку,

И целый мир на битву звать.

3. Двойственность внутреннего состояния лирического героя в стихотворении И.А. Бунина «Одиночество» передано через построение фразы. Лирическое произведение написано трехслож­ным размером: ритмической основой является трехстопный анапест — один из самых элегических размеров русской поэзии, который передает уныние, тоску лирического героя. В бунинском стихотворении используются только мужские рифмы, благодаря чему создается ощущение тяжести, мрачности, безнадежности:

Что ж, прощай! Как-нибудь до весны

Проживу и один — без жены…

Но произведение написано не чистым анапестом: первые стихотворные строчки каждого четверостишия и третьи в первой — третьей строфе — трехстопный амфибрахий, который немного ломает общий ритм. Таким образом поэт показывает читателю, что внутренняя жизнь лирического героя не так монотонна, как кажется на первый взгляд. Элегическая тональность предполагает успокоенность. Здесь же только дано желание лирического героя успокоиться, перевести надрыв. Душевную боль надо направить в иное русло, но время спокойствия еще не пришло, так как свежа душевная рана. Принцип психологического подтекста используется и на уровне синтаксиса: в стихотворении нет ярко выраженных синтаксических фигур, риторических приемов, поскольку сам характер переживания лирического героя предполагает сдержанное выражение, чувство прячется, на поверхности остается лишь спокойствие.

4. Создавая картину спящего зимнего леса в стихотворении «Фантазия» К.Д. Бальмонт использует аллитерацию: в лирическом произведении все движется, чувствует, живет. Для описания лирического пейзажа поэт употребляет следующие словосочетания: «трепещут очертанья», «роптанья ветра», «дождь струится», «искры лунного сиянья», которые создают ощущения мимолетности, зыбкости, переменчивости. Бальмонт широко использует прием звукописи, который создает впечатление тихого плесканья, нежного журчанья, что делает стих поэта особенно музыкальным. За счет удлинения стиха и использования ассонансов движение приобретает в стихотворении черты певучей медлительности, сонной замедленности, размеренности. Все вышеперечисленные черты позволяют отнести данное лирическое произведение Бальмонта к шедеврам символистикой лирики.

5. Почти в каждой строчке стихотворения В.В. Маяковского «Лиличка!» выразительная иносказательная образность (сравнение со слоном и быком). Для изображения чувства лирического героя используются в основном овеществляющие метафоры («сердце в железе», «Любовь моя — тяжкая гиря ведь», «…душу цветущую любовью выжег»). Для усиления экспрессивности употребляются созданные поэтом неологизмы («кpyченыховский», «обезумлюсь», «выреветь», «опожаренный»). Этой же цели служат и сложные, составные рифмы, которые невольно фиксируют внимание читателя. Поэт часто использует инверсии («в мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав», «Слов моих сухие листья не заставят остановиться, жадно дыша?»), риторические обращения. Рваный ритм создается за счет использования тонической системы стихосложения, употребление коротких и длинных строк. Переживания лирического героя о своей «громаде-любви» воплощаются через систему повторов («Кроме любви твоей, мне нету моря», «Кроме любви твоей, мне нету солнца», «…мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого име­ни», «Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа»).

6. В стихотворении С.А. Есенина «Не бродить, не мять в кус­тах багряных…» используется пятистопный хорей, который передает спокойную, размеренную интонацию всему произве­дению:

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,

Имя тонкое растаяло, как звук…

Подбор эпитетов («нежная», «светлая», «тонкое», «тихий», «кроткий») характерен для поэтического стиля Есенина. Покоем, умиротворением, гармонией наполнены следующие строчки стихотворения:

В тихий час, когда заря на крыше,

Как котенок, моет лапкой рот…

Воспоминания лирического героя не вызывают боли, поэто­му поэт сравнивает образ возлюбленной с природой, где все ес­тественно, гармонично, где практически не существует времени как такового:

Говор кроткий о тебе я слышу

Водяных поющих с ветром coт.

Через стилистику стихотворения передается ощущение эпи­ческого приятия мира лирическим героем в целом, в том числе и любви с ее неизбежным расцветом, и увы, столь же неизбежным увяданием.  

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *