В.П. Астафьев "Пастух и пастушка". Тема войны

02.12.2014

Скачать файл

В.П. Астафьев «Пастух и пастушка»

Каждый, кто вошел в мир астафьевских книг, испытывает боль за героев, живущих в нем и страдающих. Особенно нестерпимой эта боль становится, когда читаешь его книги о войне. Это тема для Астафьева главная, проходящая через всё его творчество. В романе «Прокляты и убиты» (1994 г.) быт учебного полка очень напоминает тюремный. Повести «Пастух и пастушка» (1971 г.) и «Так хочется жить» (1995 г.) делают понятной ту резкую оценку, которую Астафьев дал победе в одной из статей: «…мы просто завалили немцев своими трупами и утопили в нашей собственной крови». Неоднозначность отношения к Великой Отечественной войне проявилась во многих его публицистических выступлениях.

Одной из повестей Астафьева о войне является повесть "Пастух и пастушка". В этой повести Астафьев выразил во многом неожиданную концепцию войны.

Астафьев говорил: «При всей своей ненависти к войне, я еще с большей ненавистью думаю о том рабстве, в которое намеревался нас ввергнуть фашизм, как бы не были высоки наши побуждения, война все равно оставалась противоестественным состоянием для каждого человека, не потерявшего людской облик.  И если забыть об этом, то правды о войне не напишешь».

В повести "Пастух и пастушка рисует войну по-толстовски «в крови, страданиях смерти». С первых же сцен повести фашизм предстает перед нами во всем отвратительном обличии.

В соответствии с тоном, заданном во вступлении, где женщина нашла могилу дорого ей человека "посреди России" выписаны страшные и жестокие картины боя: «Гул боя возникал то справа, то слева , то далеко, то близко». «Сзади из снега ударили полуторасотки гаубицы, и снаряды, шамкая и шипя, полетели над пехотинцами, заставляя утягивать головы оснеженных мерзлых шинелей». «Казалось, вся война была сейчас здесь, в этом месте, кипела в растоптанной яме траншеи, исходя удушливым дымом, ревом, визгом осколков, звериным рычанием людей».

В этом повседневном напряжении — подлинный героизм русских людей, знающих за что они воюют. Люди воюют за родную земдю, за все прекрасное созданное трудом человека.

Одна из главных проблем, связанных с войной, — это вопрос о воздействии на психику, сознание человека. В повести "Пастух и пастушка" были открыты сложные характеры, порожденные войной. Примером этого может быть Мохнаков — смелый и умный военный, не раз выручавший своего командира,  взвод, сильный храбрый человек, который героически шел на смерть, чтобы уничтожить опасный для взвода танк. Он видел свою правду о войне — жестокую и не щадящую никого. Мохнаков  считает, что война дала ему и право преступать нравственные законы: он может оскорбить своими назойливыми ухаживаниями женщину, не побрезгует мародёрством. Он сам признаётся: «Весь я вышел. Сердце истратил… И не жаль мне никого. Мне и себя не жаль», а Борис думает о нём: «Ах ты, Мохнаков, Мохнаков! Что же ты с собой сделал? А может, война с тобой?..» Война разрушает жизнь и лейтенанта: он умирает не от ранения, а оттого, что понимает невозможность вернуться с войны в мирную жизнь, потому что тот, кто убивал, кто видел беспредельную жестокость войны, не может быть прежним, не может вернуть себе ощущение радости жизни: «Жажда жизни рождает неслыханную стойкость — человек может перебороть неволю, голод, увечье, смерть, поднять тяжесть выше сил своих. Но если её нет, тогда всё, тогда, значит, остался от человека мешок с костями».

Среди грязи жестокости и суматохи войны есть один маленький островок, являющийся целым миром для двух людей, просуществовавший всего несколько мгновений. Мир Люси и Бориса чист и наивен. Они запрещают себе говорить о смерти, но где-то вдалеке взорвалась мина, и невольно вырвалось: «Еще чьей-то жизни не стало».

Внезапная любовь, взаимная и прекрасная, с самого начала опечаленная пониманием нами трагического исхода. Чувство первой любви обернулось для героев муками расставания и разлуки.

Астафьев ярко передал нам картины, в которых переплелись и боль, и радость, и печаль. Люся и Борис, понимая смысл идущей войны, не могут примириться с висящей над ними угрозой расставания, разлуки их войной, хотя оба осознают, что это неизбежно и, не смотря на боязнь разговоров о смерти, эта тема затрагивается у них гораздо чаще, чем кажется на первый взгляд. На фразу Люси «Умереть бы сейчас!» в памяти Бориса возникают «старик и старуха, седой генерал на снопах кукурузы раздавленные танками люди». Даже на вопрос Люси, не боится ли он смерти, Борис ответил: «Беда не в этом страшно привыкнуть к смерти. Примириться с нею страшно, страшно, когда само слово "смерть" делается обиходным».

В своей повести автор показал любовь среди смертей, среди ужаса войны, простую чистую, спонтанную,  еще детскую любовь двух молодых людей, за годы войны ставших старше на много лет. Так же искрометно, как и началась эта любовь, она закончилась. Скорое расставание и печальный конец наряду с другими примерами из повести, предвестило разбитое Люсей зеркальце.

Чистая, взаимная любовь двух людей прервалась. Люся увидела отъезжающую вдаль с Борисом машину и вспомнила, что не оставила ему адрес. Это было, пожалуй, последним предзнаменованием скорого и вечного расставания Люси и Бориса .

И теперь они вспоминали лица друг друга только через пелену времени, безвозвратно ушедшего прошлого.

Но все же Люся обрела Бориса, пусть даже после его смерти, вместо того, что бы оставить свой адрес она нашла его адрес, который уже не поменяется никогда. Борис умирает вовсе не от раны, он не выдержал напряжения войны и ужаса, а также потери Люси, легкое ранение стало для Бориса толчком к смерти, даже сама по себе его смерть была освобождением: он умер, улыбаясь, на закате, его сердце останавливалось с заходом солнца. «Утром Арина подошла умывать Бориса, а он лежит, сморщив рот в потаенной улыбке».

В лице Люси мы видим миллионы женщин, оставшихся без любимых, продолжавших их искать, как искала Бориса и Люся. Бог знает, какими способами, но она его нашла, пробираясь по «дикому полю, непаханому, нехоженому, косы не знавшему». В прологе этой повести мы видим не только намек на дальнейшую трагичность истории,   но и гармонию «пустынной тишины», потому что, несмотря ни на какие преграды, два сердца обрели друг друга, даже после смерти одного из них.

«Современная пастораль» — такой жанровый подзаголовок дал писатель своему произведению. И действительно, эта повесть необычна сочетанием гармонии и войны, любовь, существует на фоне ожесточенных, покрытых коркой сердец, под грохот смертоносной канонады. Астафьев показывает, что в сердце всегда найдется место для любви, самого прекрасного человеческого чувства. Читая произведение,  с щемящей болью думаешь о людях, чьи судьбы искалечены войной, о молодых, так рано ушедших, о безмерном горе родителей, не дождавшихся своих детей, об одиночестве любящей души, оставленной доживать свой век на этой земле и лишь целовать холмик, где лежит он, единственный, лежит один посреди России.

 «Эта война должна быть последней! Пос-лед-ней! Или люди недостойны называться людьми! Недостойны жить на земле».