Мировосприятие Сергея Есенина. Тема Родины

24.05.2014

Скачать файл

Особенности мироощущения поэта С. Есенина

1.  Источники вдохновения и образная концепция человека и мира.  С .А. Есенин родился в рязанской крестьянской семье. Деревенский быт и фольклор был одним из важнейших источников его вдохновения. Но художественный мир и лирическое "я" поэта нельзя свести лишь к деревенской тематике. В своих произведениях поэт решает проблему личности и ее связи с миром, отношений между человеком, обществом и природой. Есенин создает в стихах образную концепцию человека и мира. Несомненно, что в ней нашли отражение и любовное отношение поэта к патриархальной Руси и фольклорные мотивы и символы, и восприятие поэтом нового времени.

2. Специфическая религиозность поэзии Есенина.  Поэзии Есенина присуща специфическая религиозность. В целом ряде стихотворений перемешаны мотивы библейские, евангельские, церковно-житийные, фольклорные, а также языческие. Главными составляющими художественного мира поэта являются образы земли и неба. Художественно-философское единство двух миров можно объяснить мифом о браке земли с небом. Вот почему земные жители у Есенина свободно общаются, с небесными: Микола "с земли гуторит с Богом /В белой туче-бороде". Марфа Посадница переписывается с Всевышним, лирический герой беседует с Божьей Матерью и т.д.

В поэтическом мире Есенина есть и небесное жилище — изба на небе. Это "золоченая хата", "божий" (или "райский") терем. На небесном престоле ("златой тучке") — Саваоф, Христос и Божья Матерь (стихотворения "Микола", "Сказание о Евпатии Коловрате" и др.). В 1914 — 1919 годах обе сферы есенинского мира — земная и небесная — взаимодействуют, влияют друг на друга и даже сливаются: божественный мир приобретает черты земного, а земной — обожествляется. Вот почему небо в художественном мире поэта — "голубая трава", "голубая пыль", "голубой ("небесный") песок", там растут деревья, пасутся "животные" (месяц, звезды, облака, тучи и др.), а вода на земле — это небесная "синь, упавшая в реку".

Природа у Есенина — эта божественный храм: в ней "ночных небес иконостас", звезды- "лампадки небесные', "хаты — в ризах образа", деревья — "монашки", ветер — "схимник"… Жизнь природного мира разворачивается как торжественное действо, где, например, "у лесного аналоя воробей псалтырь читает". Лирический герой "чует Радуницу Божью, ему кажется, что "схимник-ветер …целует на рябиновом кусту/ Язвы красные незримому Христу" ("Осень").

Небо и земля есенинского художественного мира соединяются Мировым древом. Этот мифологический образ, существующий у многих народов, в поэзии Есенина многозначен. Дерево, растущее от земли до неба, является и центром мира, и раем, и семьей, и человеком; вечным древом с различными плодами. На ветвях этого древа растут разные "плоды": солнце, луна и звезды, дни, ночи, думы, образы и слова. От того фольклорного вечного древа и берут  начало самые главные, самые постоянные темы есенинской лирики. Образ девушки постоянно связан  c березкой ("Зеленая прическа, девическая грудь! О тонкая березка, что загляделась в пруд?»). Образ души постоянно соотносится с весеннем цветением или осенним отцветанием, образ лирического героя с кленом или другим деревом. 

3. Единство природного и человеческого мира.  Мир в представлении Есенина — что-то вроде вселенской, республики, где перед вечностью все равны — люди, звери растения, воздух, вода и т. д. Есенину близок жанр пейзажной миниатюры. От непосредственного созерцания природы поэт переходит к философским размышлениям на "вечные" темы, а образы природы нередко метафорически передают душевные переживания лирического героя. Мир животных и растений у Есенина, как правило, антропоморфен, в этом мире можно "как жену чужую, целовать березку", чувствовать родственную близость к лошади, собаке или корове. Корова может "разрыдаться", собаки узнают поэта по походке ("Я московский озорной гуляка…"), он жалуется им на свои душевные драмы ("Собаке Кочалова") и сочувствует их переживаниям ("Сукин сын").

4. Отношение к патриархальной Руси.  Россия для Есенина — прежде всего древняя патриархальная Русь. "Железный гость" на полях — зловещий символ вторжения цивилизации в вековой быт старой Руси, несущий гибель. ("Я последний поэт деревни…"). В одном из стихотворений цикла "Сорокоуст" используется выразительная метафора, передающая драматическую коллизию города и деревни, как ее видел в то время поэт (эта метафора стала хрестоматийной: летящий по рельсам паровоз и не поспевающий за ним жеребенок: "Милый, милый, смешной дуралей,// Ну куда он, куда он гонится? // Неужель он не знает, что живых коней победила стальная конница?"). Хотя и "бедная, нищая Русь" вызывает боль лирического героя, но он не против того нового , что поможет и облегчит жизнь крестьянину. "Полевая Россия! Довольно волочиться сохой по полям", — пишет поэт в одном из стихотворений.

5.  Противоречивое отношение к Руси советской.Первоначально поэт принял Октябрьскую революцию ("Инония", "Небесный барабанщик". "Иорданская голубица" и др.). Но так как революция большевиков была по преимуществу пролетарской и индустриальной и на деле имела мало общего с утопией "мужицкого рая", тоска по "Руси уходящей" со временем одержала верх в сознании Есенина ("Русь советская", "Русь бесприютная", "Русь уходящая", "Спит ковыль. Равнина дорогая…").

 

Тема Родины в лирике С.Есенина

О чем бы ни писал Есенин, образ родного края, тема Родины всегда незримо присутствует в его стихах. Еще в ранних юношеских стихах, в стихотворении «Гой ты, Русь, моя родная…», написанном в стиле русской народной залихватской песни, поэт кричит на всю страну:

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая.

Дайте Родину мою».

Конечно, тогдашние его представления о родной земле еще очень детские. Родина для юного Есенина — это село Константиново, где он родился, ближайшие окрестности села. «Рязанские поля была моя страна», — вспоминал он впоследствии. В его душе нет еще представления об Отчизне как о социальной, политической, культурной среде. Чувство Родины находит у него выражение пока еще только в любви к родной природе.

На страницах ранней есенинской лирики перед нами предстает скромный, но прекрасный, величественный и милый сердцу поэта пейзаж среднерусской полосы: сжатые поля, красно-желтый костер осенней рощи, зеркальная гладь озер. Поэт чувствует себя частью родной природы и готов слиться с ней навсегда: «Я хотел бы затеряться в зеленях твоих стозвонных».

В его поэзии это видимое, все залитое березовым светом, вставшее рядом изб вдоль Оки пространство и есть огромная, без конца и края, Русь:

Гой ты, Русь, моя родная,

Хаты — в ризах образа…

Не видать конца и края,

Только синь слепит глаза.

Есенин с откровенной теплотой воспевает неповторимую красоту родного края. Он влюблен в бескрайние поля, леса, в свое рязанское небо, в полевые цветы. Он безмерно счастлив, потому что весь мир — для него. Для него цветут травы, дам него смеются озорные глаза озер, и даже звезды светят для него. И невольно из сердца на волю рвутся слова:

О Русь — Малиновое поле

 И синь, упавшая в реку, —

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску.

Какая безграничная любовь к природе! Но уже и тогда Родина видится ему не идиллическим «заоблачным раем». Поэт любит реальную, крестьянскую, Русь кануна Октября. В его стихах есть такие выразительные детали тяжелой мужицкой доли, как «забоченившиеся избы», «тощие поля», «черная, потом пропахшая выть»…

Элементы социальности все чаще проявляются в лирике поэта в период Первой мировой войны: ее героями становятся ребенок, просящий кусок хлеба, пахари, уходящие на войну, девушка, ждущая с фронта любимого. «Грустная песня, ты — русская боль!» — восклицает поэт.

Революционный Октябрь поэт встретил восторженно. «Радуюсь песней я смерти твоей», — бросает он старому миру. Однако новый мир поэт понял не сразу. Есенин ждал от революции идиллического «земного рая» для мужиков (стихотворение «Иорданская голубица»). Стоит ли говорить, что эти надежды поэта не оправдались? И Есенин переживает полосу духовного кризиса, но не может понять, «куда влечет нас рок событий».

Обновление села представляется поэту вторжением враждебного «скверного», «железного гостя», перед которым беззащитна противопоставляемая ему природа. И Есенин чувствует себя «последним поэтом деревни». Он считает, что человек, преобразуя землю, обязательно губит ее красоту. Своеобразным выражением этого взгляда на новую жизнь стал жеребенок, (Ст. «Сорокоуст») тщетно пытающийся обогнать паровоз:

Милый, милый, смешной дуралей,

Ну куда он, куда он гонится?

Неужель он не знает, что живых коней

 Победила стальная конница?

С течением времени взгляд Есенина на жизнь, на мир стал шире. Если раньше Родиной была для него одна деревенька, то теперь он становится гражданином мира, чуждым всякой национальной ограниченности. «Я брат вам по крови», — обращается Есенин к грузинским поэтам. Он мечтает о тех временах, когда «по всей планете пройдет вражда племен», когда на земле будет один язык, и лишь «историк, сочиняя труд, о нашей розни вспомнив, улыбнется»… Но став пламенным интернационалистом, Есенин не утратил естественного для каждого чувства «того места, где он родился». Он утверждает: «Никакая родина другая не вольет мне в грудь мою теплынь». Любуясь «голубой родиной Фирдоуси», он ни на минуту не забывает о том, что «как бы ни был красив Шираз, / Он не лучше рязанских раздолий».

Восхищение красотой родного края, изображение тяжелой жизни народа, мечта о «мужицком рае», неприятие городской цивилизации и стремление постигнуть «Русь советскую», чувство интернационалистического единения с каждым жителем планеты и оставшаяся в сердце «любовь к родному краю» — такова эволюция темы родной земли в лирике Есенина.

Великую Русь, шестую часть земли, он воспел радостно, самозабвенно, возвышенно и чисто:

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

 Шестую часть земли

 С названьем кратким «Русь».

Лирика поэта и сегодня жива его большой любовью — любовью к Родине.

Поэт крестьянской Руси

Где бы ни был Есенин, на какую бы вершину славы он ни поднимался, он всегда видел Русь крестьянскую, жил ее надеждами и с гордостью называл себя «крестьянским сыном» и «гражданином села».

…..С течением времени С. Есенин, так радостно встретивший революцию как символ окончательного крестьянского освобождения от гнета помещика, стал задумываться над тем, что преобразования на самом деле дали народу. Водоворот общественных перемен пугает поэта. В стихотворении «Русь уходящая», раскрывая свою жизненную философию, поэт со всей определенностью утверждает:

Я человек не новый!

Что скрывать?

Остался в прошлом я одной ногою,

Стремясь догнать стальную рать,

Скольжу и падаю другою.

Далее он пишет о том, что ожидал большего улучшения в жизни мужиков. Простой народ радуется и малому: были бы ситец и гвозди, а уж хлеб и картошку вырастят сами. В этом стихотворении звучит настроение грусти, неудовлетворенности. За внешним согласием «задрав штаны, бежать за комсомолом» видна неприкрытая ирония. Она моментально была почувствована в официальных кругах. Именно поэтому в тридцатые годы С. Есенин будет долгое время запрещен. Его книги изымут из библиотек, а в критике появятся отрицательные отзывы.

По-житейски конкретно поднимается мучительный для С. Есенина крестьянский вопрос в стихотворении «Письмо от матери»:

Теперь сплошная грусть,

Живем мы, как во тьме.

У нас нет лошади.

Но если б был ты в доме,

То было б все,

И при твоем уме —

Пост председателя

В волисполкоме.

Тогда б жилось смелей,

Никто б нас не тянул…

Как видим, крестьянская доля остается тягостной. Семья деда С. Есенина до революции считалась довольно зажиточной. Национализация собственности и колхозное строительство действительно воспринимались как самое настоящее ограбление.

Сгусток противоречий и столкновений в деревне есенинской эпохи связан прежде всего с вопросом о земле. Поэт своими глазами видел не только довольных крестьян, получивших даровые угодья, но и людей, потерявших земли и поместья, изгнанных с родной земли и трагически переживавших это изгнание. С. Есенин понимал, что подобный передел был оплачен кровью. Эти события нашли отражение в поэме «Анна Снегина», с документальной тщательностью исторического очерка показавшей их глазами человека из народной среды, героя, выросшего в деревне и с детских лет знавшего ее.

Лирический герой не понимает многих перемен.

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я здесь не нужен, —

утверждает поэт в поэме «Русь советская». В стихотворении «Я последний поэт деревни» с гибелью старого уклада он отождествляет собственную смерть, ощущая свои стихи и песни ненужными, устаревшими, понимая неотвратимость перемен.

Однако к 1925 году настроение поэта несколько меняется. Возможно, это было связано с заграничными поездками, в которых Есенин увидел, как безнадежно отстала его любимая Россия в техническом отношении от Европы и Америки. В стихотворении «Неуютная жидкая лунность» появляется уже двойственное отношение: продолжая любить родину, поэт в то же время проклинает ее сельскохозяйственную и промышленную отсталость:

Мне теперь по душе иное.

И в чахоточном свете луны

Через каменное и стальное

Вижу мощь я родной стороны.

Наиболее трагедийное звучание разговор о деревне получает в стихотворении «Спит ковыль. Равнина дорогая.. ».

Стихотворение «Спит ковыль. Равнина дорогая…» открывается картиной мирно спящей природы:

Спит ковыль. Равнина дорогая,

И свинцовой тяжести полынь.

В стихотворении противопоставлен свет луны (как символ традиционалистского начала) и новый свет (символ новой эпохи). Ковыль — типичный образ раздольного степного пейзажа. Горькая степная трава полынь — образ, навевающий тоску. Журавли символизируют разлуку. Эпитет «золотой» по отношению к избе подчеркивает значимость для поэта деревенского жизненного уклада. «Свинцовый» же в выражении «свинцовой свежести полынь», наоборот, выступает в этом стихотворении только как цветовой эпитет, так как свежий свинец после плавки имеет блестящий серебристый оттенок.

Во второй строфе произведения ярко проявились типичные особенности русского национального характера: во-первых, мучительный поиск смысла существования, во-вторых, где бы ни был русский человек, душой он всегда рвется домой:

Знать, у всех у нас такая участь,

И, пожалуй, всякого спроси —

Радуясь, свирепствуя и мучась,

Хорошо живется на Руси?

С глубокой искренностью лирический герой размышляет о жизни, в которой каждый человек должен занимать предназначенное судьбой место. Для русского крестьянина таким местом исконно являлась изба- воплощение традиционного размеренного уклада жизни, ориентированного на согласие с природой и народный календарь.

 «Все равно остался я поэтом золотой бревенчатой избы»  — утверждает в стихотворении автор.

В произведении «Спит ковыль. Равнина дорогая…» С. Есенин прямо заявляет о том, что прогресс несет в себе разрушительное начало:

По ночам, прижавшись к изголовью,

Вижу я, как сильного врага,

Как чужая юность брызжет новью

Здесь и откровенная неудовлетворенность «новью», и безмерная усталость, стремление отгородиться от проблем и остаться жить в своем привычном мире деревенской природы и душевной гармонии.  Пронзительно громко звучит в нем есенинский крик:

Дайте мне на родине любимой,

Все любя, спокойно умереть!

«Я последний поэт деревни», — пишет С. Есенин в одноименном стихотворении. И в этом категоричном заявлении звучит глубокое осознание важности своей социальной миссии как своеобразного долга перед земляками. Патриархальная деревня есенинского детства противопоставлена уверенным и неотвратимым шагам бездушного технического прогресса:

На тропу голубого поля

Скоро выйдет железный гость.

У С. Есенина была возможность уехать из России, отрешиться от всех проблем и зажить обеспеченной и беспечной жизнью за границей. Но он предпочел умереть, так как не мог жить вдали от своих лесов и полей, от прекрасных русских березок и от всего, что зовется родиной.